Что происходит в Ливии и чем это может закончиться

0
288
0/50 всего

Новости из Ливии вызвали эффект дежавю. Как и летом 2011 года, некие войска штурмуют Триполи, а глава официального правительства призывает население встать на защиту столицы и обещает мятежникам сокрушительное поражение.

Фельдмаршал Ливийской национальной армии Халифа Хафтар приказал наступать на Триполи. Вооруженные формирования Правительства национального согласия Фаиза Сараджа ответили началом военной кампании «Вулкан гнева». В боях на подступах к столице уже погибло более 20 человек. Александр Новинов объясняет, кто эти люди, в каких обстоятельствах они действуют и справедлива ли параллель с событиями августа 2011 года.

Халифа Хафтар

4 апреля Ливия вновь попала на первые полосы мировых СМИ. Причиной внезапной популярности стал приказ фельдмаршала Ливийской национальной армии (ЛНА) Халифы Хафтара начать наступление на Триполи. В своем радиообращении Хафтар призвал солдат выбить почву из-под ног бандитов и окончательно освободить родину. В то же время он обещал безопасность всем, кто не возьмет в руки оружие и поднимет белый флаг. В ту же ночь ЛНА совершила бросок к столице. Остановить ее удалось лишь в 27 километрах от Триполи.

Нельзя сказать, что приказ Хафтара прозвучал как гром среди ясного неба. Напротив, его ждали уже несколько лет, но наступление на Триполи все равно стало неожиданностью. Еще 29 марта, выступая в Бенгази, Халифа Хафтар объявил, что в следующие две недели Ливия вновь получит единое правительство, которое подготовит и проведет всеобщие выборы. Тогда это было воспринято так, будто Хафтар имел в виду переговоры с премьер-министром Ливии Фаизом Сараджем, которые были намечены на 14-16 апреля. Именно на этих переговорах должно было обсуждаться проведение выборов и создание единого правительства.

Однако уже 29-31 марта ряд частей ЛНА был приведен в состояние боевой готовности, и за счет мобилизации началось формирование новых бригад. Тогда же ЛНА вошла в город Гарьян неподалеку от Триполи. Все эти действия сопровождались угрозами в адрес триполийских группировок. Но конфликт между ЛНА и боевиками, обеспечивающими безопасность Триполи, длится уже давно, и сложно было представить, что на этот раз все будет серьезно. Только в ночь с 4 на 5 апреля стало понятно, что, говоря о едином правительстве, Хафтар имел в виду совсем не то, что многие подумали. Боевикам группировок из Мисураты и Зинтана пришлось срочно собираться и мчаться навстречу ЛНА, рвавшейся к Триполи.

Как все начиналось

Сразу после свержения режима Каддафи в Ливии начался дележ власти. В итоге страна оказалась поделена на зоны влияния между разнообразными бандами, кормившимися со своего клочка земли. В стране провели выборы и создали парламент, который, однако, не смог навести порядок. В 2014 году Халифа Хафтар объявил о роспуске парламента и создании собственного комитета. Результатом этих действий стало появление Всеобщего национального конгресса, который не подчинился Хафтару и остался в Триполи, и Палаты представителей Ливии, которая перешла на сторону Хафтара и стала заседать в Тобруке. С этих пор окончательно оформился политический раскол страны на две крупные части — восточную и западную Ливию.

На востоке страны Хафтар собирал армию и договаривался с местными лидерами. А на западе коалиция банд «Рассвет Ливии» начала междоусобицу в надежде на передел власти. Группировки брали под контроль районы ливийской столицы, интегрировались в государственные институты и контролировали финансовые потоки. Однако ни одна из них не была достаточно сильной, чтобы победить в борьбе за власть. В 2016-17 гг., когда бандиты осознали угрозу наступления армии Хафтара на Триполи, которое могло положить конец этому балагану, группировки «Рассвета Ливии» снизили накал вражды и перешли к переговорам.

С 2014 года Хафтар стал руководителем Ливийской народной армии. Первой его задачей стала борьба против исламистских движений на востоке страны. Постепенно ему удалось выдавить исламистов из Бенгази и Дерны. В последующие годы он постепенно расширял зоны своего влияния и укреплял свои позиции. После того, как Правительство национального единства (ПНЕ) выбило в 2016 году «Исламское государство*» из Сирта, Хафтар под предлогом борьбы с террористами начал «освобождение» центральной и южной Ливии.

Летом 2018 года в руках ЛНА оказался ряд месторождений центральной Ливии. В декабре 2018 года жители южной Ливии создали ополчение, захватили крупное месторождение Шарара и прекратили на нем нефтедобычу. Из-за порчи оборудования нефть перестали извлекать и на соседнем месторождении Эль-Филь, которое получало электричество с Шарары. В сумме оба месторождения приносили Ливии более $30 млн в сутки. Ополченцы требовали улучшения условий жизни, открытия больниц и школ, а также вложения нефтяных доходов в инфраструктуру южной Ливии.

Для улаживания конфликта на месторождение приезжал даже премьер-министр страны Фаиз Сарадж, который пообещал выполнить требования жителей региона. Но по-настоящему решить проблему удалось лишь после вмешательства армии Халифы Хафтара, которая взяла месторождение под свой контроль. Таким образом, в руках Хафтара оказалась большая часть ливийской нефти. Это важно, т. к. хрупкое равновесие между Бенгази и Триполи сохранялось за счет того, что ЛНА позволяла признанному международным сообществом Правительству национального единства продавать ливийскую нефть, а ПНЕ, в свою очередь, выдавало зарплаты армии Хафтара.

Потеряв контроль над месторождениями, ПНЕ превратилось из продавца нефти в посредника. И единственное, чего стало не хватать Хафтару, — это официального признания его власти и права на продажу нефти за рубеж. А решить эту проблему можно, захватив Триполи и свергнув ПНЕ.

Важно понимать, что Ливия на данный момент не имеет армии в том смысле, в каком мы привыкли думать. Большую часть вооруженных сил страны составляют различные группировки ополченцев, а то и откровенных бандитов и террористов. Часть из них сформировалась в 2011 году на волне борьбы против режима Каддафи, другая уже после его свержения во время дележа власти. Ливийская национальная армия, как и «Рассвет Ливии», не является монолитной и тоже состоит из множества группировок. Несмотря на то что Хафтар заслужил славу борца с исламистами, в ЛНА входят отряды салафитов, которые в первую очередь подчиняются своим хозяевам в Саудовской Аравии.

Перед наступлением на Триполи Хафтар разослал своих эмиссаров по триполийским группировкам в надежде деньгами или обещаниями власти переманить их на свою сторону. Но в предыдущие годы Хафтар настолько испортил отношения с «Рассветом Ливии», что вряд ли кто-то купится на его обещания. К тому же наивно доверять человеку, который, не считаясь ни с чем и ни с кем, мечтает установить единоличную власть в стране. Еще в 2018 году в интервью французскому изданию Хафтар проговорился, что Ливия, по его мнению, «еще не созрела для демократии».

Реакция международного сообщества

В день приказа Хафтара о наступлении на Триполи в ливийской столице находился генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш. Он прибыл в Ливию для подготовки переговоров между Бенгази и Триполи, которые должны были состояться 14-16 апреля. Узнав о действиях ЛНА, он их решительно осудил и призвал немедленно прекратить боевые действия. Уже 5 апреля Гутерриш был в Бенгази, где встретился с Хафтаром. Он попытался объяснить фельдмаршалу, что для решения проблем его страны есть лишь один путь — путь внутриполитического диалога. Однако Хафтар заявил, что не прекратит наступление до полной победы над терроризмом. В данном случае под террористами, очевидно, понимается ПНЕ и «Рассвет Ливии».

Страны Запада также высказали недовольство поведением Хафтара. Все они заявили, что решить конфликт можно лишь мирными методами. Примечательно, что в 2011 году Запад не был столь миролюбив и только раскачивал войну в Ливии, что в итоге привело к нынешним результатам. Вряд ли поведение радетелей за мир можно объяснить тем, что они извлекли урок из своих ошибок. Вовсе нет, просто сегодня им выгоден мир, но и это не значит, что завтра им не будет выгодна война. Даже ОАЭ и Египет, которые оказывают ЛНА военную помощь, выразили свою обеспокоенность.

Сам Хафтар в феврале посетил ОАЭ, где встретился с Фаизом Сараджем, пообщался с главой МИД РФ в России, где некогда проходил офицерские курсы и освоил русский язык, побывал в Саудовской Аравии, где заручился поддержкой властей. Осудившие Хафтара ОАЭ и Египет высказались против него скорее формально, чем действительно осудили штурм Триполи.

Кроме того, Хафтар имеет связи с ЦРУ — с конца 80-х бывший соратник Каддафи по революции 1969 года стал его ярым врагом и по заказу США разрабатывал планы по захвату власти в Ливии. В 90-е Хафтар получил американское гражданство и до 2011 года жил в штате Вирджиния. Хафтар до сих пор сохраняет отношения с бывшими нанимателями, о чем говорит хотя бы создание базы ЦРУ под Бенгази.

Перспективы

6 апреля Ливийская национальная армия захватила разрушенный в прежние годы международный аэропорт Триполи и объявила бесполетную зону над западной Ливией. Однако подчиняющиеся ПНЕ ВВС страны начали наносить авиаудары по частям ЛНА.

7 апреля премьер-министр Сарадж выступил по телевидению и обвинил Хафтара в попытке государственного переворота. Также он пообещал дать отпор и защитить столицу. В тот же день США начали эвакуацию своих военных с базы под Триполи, что может указывать на серьезность угрозы Хафтара.

Тем не менее столица пока остается в руках ПНЕ. Хватит ли Хафтару сил на ее захват — неизвестно. Несмотря на свою мощь, ЛНА все же испытывает нехватку кадров. Многие наблюдатели опасаются, что наступление на Триполи обернется новым витком гражданской войны. Есть три варианта возможного исхода: поражение ЛНА в наступлении на Триполи, заморозка конфликта и полная победа Хафтара.

Казалось бы, в случае провала наступления ЛНА Хафтар может потерять все, лишиться армии, а может, даже и жизни. Но это маловероятный сценарий. Даже если боевикам «Рассвета Ливии» удастся разгромить ЛНА под Триполи (как это уже бывало ранее), то у них не хватит ни сил, ни желания для продолжения борьбы и броска на Бенгази. Все понимают, что в значительной части Ливии стабильность обеспечивается армией Хафтара. Разрушать ее значит вновь погружать страну в пучину хаоса. В мутной воде гражданской войны можно не только избавиться от старых противников, но и столкнуться с новыми претендентами на власть и потерять занятые позиции. Одним из тех, кто мог бы воспользоваться ситуацией, является «Исламское государство*».

После потери Сирта в 2016 году ИГ* было вынуждено уйти в центральную и южную Ливию. В регионе со слаборазвитой инфраструктурой (и потому почти не контролируемой любыми властями) удобно вести партизанскую войну. В 2017 году боевики ИГ* начали переговоры с группировками южной Ливии. А говорить было с кем — в районе орудуют группировки чадской и суданской оппозиции, участники войны 2011 года, которые после свержения Каддафи не смогли найти свое место под солнцем, и просто бандиты. Многих из них удалось привлечь к сотрудничеству с ИГ* на возмездной основе.

Сторонники боевиков остаются и на развитом побережье Ливии, где время от времени устраивают теракты против крупных государственных институтов. Разгром ЛНА и распри внутри «Рассвета Ливии» могут стать отличной средой для возвращения «Исламского государства*» в «большой террор» с захватом городов и провинций. Но, как уже было сказано, все это понимают и все этого боятся. Поэтому Хафтару вряд ли стоит опасаться такого исхода.

Заморозка конфликта будет означать, что все его участники не продвинутся в достижении своих целей и останутся на тех позициях, которые занимают в настоящее время. Здесь небольшое преимущество имеет Халифа Хафтар. Он может использовать приобретения от наступления на Триполи в переговорах с ПНЕ, в случае если они все же состоятся.

Иронично, но наихудшим из рассматриваемых вариантов представляется возможность полной победы ЛНА. Захват Триполи и роспуск ПНЕ не будет означать окончания периода неразберихи. Напротив, многочисленные банды «Рассвета Ливии» будут ожесточенно сопротивляться и до конца бороться за те зоны влияния, которые получили до этого. Вслед за Триполи ЛНА придется штурмовать Мисурату, Зинтан и другие города. На это у нее сил может не хватить. И опять возникает угроза возвращения «Исламского государства*». К его помощи могут прибегнуть лишившиеся власти боевики, которым будет нужна любая поддержка.

Вырисовывающаяся картина показывает, что Халифа Хафтар мало чем рискует в данной ситуации. Вряд ли он потеряет власть в восточной Ливии, а вот захватить власть во всей Ливии ему вполне под силу. Правда, в придачу к этой власти он получит целый ворох проблем с терроризмом и экономикой страны.

* террористическая организация, запрещенная на территории России

Подписывайтесь и читайте наши лучшие публикации в Яндекс.Дзен. Смотрите красивые фотографии со всех уголков планеты на нашей странице в Instagram.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь