• +0
  • -0
  • 0 всего
0 всегоX
Нравится! Фигня!
0% 0%

Журналист Андрей Бабицкий (Life.ru) — о том, как президент Владимир Путин тактично и твёрдо напомнил миру об интересах России.

Из всех выступлений Владимира Путина, которые мне довелось слышать и видеть, я бы назвал его речь на Валдайском форуме, включая и ответы на вопросы, самой антиамериканской или даже самой антизападной. Рассказывая об истории взаимоотношений России с Америкой в 90-е годы прошлого века, российский президент поделился поразительной в своих деталях историей, как в рамках двух соглашений о контроле над ядерным оружием специалистов из США допустили на самые секретные российские объекты и в кабинетах, в которых они обосновались, столы украшали американские флажки.

владимир путин

Как ответили американцы на беспрецедентный уровень открытости нашей страны? Владимир Путин повторил несколько раз, что они посчитали это слабостью. Россия стала сжигать в соответствии с достигнутыми договорённостями оружейный плутоний, а США, не поставив нас в известность, изменили взятые на себя обязательства и отказались от достройки завода по переработке плутония. Стало известно, что они приняли решение о его захоронении, что вообще никакого смысла не имеет, поскольку неутилизированный плутоний можно всегда достать из могильника и он снова будет полностью готов к употреблению.

Россия в одностороннем порядке в прошлом году уничтожила все запасы химического оружия, которых, по словам Путина, хватило бы для того, чтобы несколько раз отправить к праотцам всё население планеты, но американцы отложили решение этой проблемы до 2023 года. Уже под занавес форума женщина из Берлина сказала, что в отношениях государств, так же как и в отношениях между людьми, не бывает так, чтобы только одна сторона совершала ошибки, и предположила, что и Россия в чём-то, да виновата, попросив Путина назвать российские просчёты за последние 15 лет. Наверно, глава российского государства мог в этот момент несколько смягчить тональность и выдать что-либо нейтрально-примирительное, но он ответил обескураживающее жёстко, заявив, что единственной ошибкой России было её безграничное доверие к Западу.

Немолодая американка получила слово в самом конце. Было хорошо видно, что она волнуется и её по-настоящему напугала атмосфера, царившая в зале. Она поделилась очень лестным для Путина наблюдением, что он — единственный мировой лидер, который проводит подобные встречи с экспертами, а потом сказала, что президент России говорит только о негативных сторонах американской политики, похожие настроения сейчас овладели и США. При таких исходных данных никакого диалога не получится. Не думает ли он (Путин), что надо отказаться от стереотипов и попытаться найти более позитивную тональность? Ответ президента тоже оказался достаточно бескомпромиссным. Его, по всей вероятности, покоробило слово «стереотипы», и он сказал, что он к ним не прибегает вообще, а оперирует исключительно фактами. Что касается негативных оценок, то странно было бы нахваливать США за всё, что они натворили в мире за последние два десятилетия. Собрались же не для этого, а для того, чтобы разобраться в проблемах и найти способы их решения. И вообще, это американцы развязали настоящую «антироссийскую истерию», какие могут быть претензии к России!



Я специально задерживаю внимание на этих деталях, чтобы стало понятно, насколько беспрецедентно, на мой взгляд, жёстко звучал на этот раз президент, сохраняя, впрочем, корректность в выражениях. Что касается содержательной стороны, то разговор шёл обо всём на свете: о Каталонии, непростая ситуация в которой стала следствием непродуманной политики поддержки Западом «правильных» сепаратистов в 90-е годы прошлого века.

Раньше надо было думатьэта тема шла лейтмотивом через большинство путинских ответов.

О Сирии, в которой удалось сломать механизм американского вмешательства в дела чужих государств. О суверенитете отдельных государств, уважение к которому должно стать краеугольным камнем системы международной безопасности. Об Украине, которая, получив контроль над границей в Россией, устроит в Донбассе резню, как в сербской Сребренице.

Мы этого не можем позволить и не позволимочень просто сказал Владимир Путин.

О российских информационных ресурсах «Россия сегодня» и «Спутник», которые подвергаются преследованию в США. Путин пообещал, что ответ будет немедленным и зеркальным. О разворачивании НАТО новых вооружений в Восточной Европе. Здесь президент сказал, что есть, конечно, искушение тряхнуть кольчугой и пригрозить ответными мерами, но нет, нас это не слишком беспокоит, всё под контролем. О Трампе, которого глава России как-то даже пожалел прилюдно — дескать, ему не дают работать — хотя эксперты явно желали услышать что-то язвительное в его адрес.

Экс-президент Афганистана Хамид Карзай, человек с удивительно интеллигентными манерами и таким же речевым поведением, очень мягко, но от этого ещё более выразительно сделал свой вклад в антиамериканский настрой вечера. Он рассказал, с каким воодушевлением и восторгом афганцы встречали Америку, пришедшую избавить их от власти талибов. И как американцы за несколько лет своими несоразмерными бомбёжками населённых пунктов, в результате которых гибли ни в чём не повинные люди, настроили против себя население страны, вдохнув вторую жизнь в исламский экстремизм. Карзай просто предложил США, наконец, признаться в том, что у них не получилось — не получилось править миром, надо полагать, не только Афганистаном.

Валдай — это площадка, где Путин традиционно шутит. Далеко не всегда безобидно. Кто-то вспомнил, как министр иностранных дел при Ельцине Андрей Козырев говорил Ричарду Никсону, что у России нет собственных интересов, есть только общечеловеческие.

Это потому, что у Козырева нет головы. Черепная коробка есть, а головы петобъяснил президент.

Что ещё мне показалось важным. Определения, которыми пользовался глава России, характеризуя политику США, описывали не государство, а человека — неумного, страдающего подростковыми комплексами, неряшливого и вместе с тем крайне самонадеянного. Вот некоторые из дефиниций: «эгоизм», «хамство», «несдержанность», «претензии на исключительность», «неаккуратность». Во времена холодной войны, по словам российского лидера, американцы не позволяли себе проявлять столь поразительное неуважение к России, как сейчас. Невозможно представить себе, чтобы с советских представительств в США в те годы были сорваны государственные флаги.



Казалось бы, при такой концентрации претензий должен был произойти срыв в мистификацию и абсолютизацию Америки как мирового зла. Но этого как не было, так и нет. Уверен, что и не будет никогда. Путин постоянно повторял, что необходимо работать вместе, договариваться — вон в Сирии это делать получается неплохо. Россия открыта для диалога, и осознание Западом своих ошибок произойдёт обязательно. Это было сказано по поводу нежелания европейских стран воздействовать на Киев, отказывающийся выполнять минские соглашения.

Но мы открыты не только для диалога, но и для всех процессов, стремительно меняющих планету и её уклад — прежде всего для научно-технической революции, о которой говорилось много. Рисуя перспективы развития страны в 2018–2024 годах — на следующую президентскую каденцию — Путин сказал одну, на мой взгляд, крайне важную вещь. По его словам, Россия должна развиваться, как и весь остальной мир. То есть никакого выпадения, окукливания и застоя. Будем надеяться, что так оно и произойдёт.

Путин ответил на острые вопросы «Валдай» 2017

comments powered by HyperComments

Подписывайся на рассылку новостей. Обновления приходят раз в неделю